Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3 Решетников Сергей

Редактор Светлана Булкина

Дизайнер обложки Ольга Третьякова

© Сергей Алексеевич Решетников, 2021

© Ольга Третьякова, дизайн обложки, 2021

ISBN 978-5-0050-9875-7 (т. 3)

ISBN 978-5-4493-3414-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Эпиграф

Какое счастье иметь доченьку.

Дочь – это звездочка,

Которая как будто бы

Прилетела из галактической дали.

Чтобы радовать тебя,

Чтобы сделать тебя самым

Счастливым человеком на

Этой Земле – дедушкой!

Чтобы подарить тебе внуков.

Ты еще не можешь осознавать,

Что ее сыночки – это твое

Прямое земное продолжение.

Это они возьмут все от тебя.

Так устроена природа.

Теплота и ласка дочери не может

сравниться ни с чем земным.

Это нежная энергия солнышка.

Это изумрудный божественный свет.

Это радость, это счастье.

Это твоя доченька. Твое сокровище

Про эпиграф

Мой добрый друг и литературный редактор Светлана Булкина спросила: «Почему ты, Сергей Алексеевич, нестихотворный эпиграф по форме изобразил как стихотворение?» На что я, размышляя вслух, ответил: «Мне хотелось написать эпиграф в стиле белого стиха. Это когда есть только размер, а рифмы нет. Таким образом писались народные былины. Так писал, например, Уильям Шекспир. Но у меня, наверное, ничего не получилось. Тогда я написал этот текст в стиле верлибр. Это самая сложная форма стихосложения. Здесь нет ни рифмы, ни размера. Но само содержание должно быть безмерно поэтичным. Я писал его своей душой о самом дорогом мне человеке. О моем Солнышке. Которое мне подарила моя любимая жена Елена. Наверное, я ничего не понимаю в стихах. Но что-то получилось, наверное… Очень хочется в это верить.

А потом в этой книге я писал о моих родных и друзьях. О тех, с которыми шел по жизни и иду сейчас. Про кого-то может быть не написал. Но я помню и люблю всех. Тех, кто был рядом и тех, кто ставил «палки в колеса», закаляя и укрепляя мой характер. Жизнь штука непростая… Я научился из маленьких «минусов» делать огромные «плюсы». Это здорово!

Про дочь Ольгу

Ольга – древнерусское имя, ранее заимствованное из скандинавских языков. Происходит от древнескандинавского имени Хельга (Хельгла) – святая. Женская форма мужского имени Олег, у варягов – Хельги (священный). Означает: святая, священная, светлая.

Это редкое по красоте и мощи имя, как правило, принадлежит заметной и светлой личности. Возможно, потому, что имя пришло на Русь из древней Скандинавии, в нем словно бы заложен дух упорных в достижении цели варягов. По-видимому, отсюда и цельность характера.

Округлый и сильный акцент (О-) этого звучания в лаконичной форме объединяет мягкость объема [ОЛ-А) с резкостью контура

(-ЛЬГ-]. Самобытность и простота, мягкий свет и крутой обрыв слились в этом имени.

По распространенности имя Ольга уступает лишь Елене и Наталье, причем одинаково охотно давали его новорожденным девочкам и в городе, и на селе.

Рис.0 Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3

Ольга Решетникова 2019 год

Было уже тепло. Май, как умелый художник, разукрасил деревья зеленой листвой, коврами из нежной молодой травы застелил газоны. На яблонях и вишнях развесил белые, благоухающие цветочки. Природа окончательно проснулась от зимней спячки. Птички чирикали, собирали веточки и другой, подходящий по их мнению, материал для ремонта и укрепления своих гнезд. Они понимали, что их появившееся новое поколение должно быть защищено от бурь и невзгод, дождя и пыли, всяких напастей и хищников. Кто-то строил новые гнезда. Природа требовала продолжения рода, и все вокруг кипело и бурлило в ожидании появления на свет новых воробушков, синичек, снегирей, ворон и другой живности. А люди жили своей жизнью, своими радостями и заботами.

Социалистическое строительство набирало новые темпы. Шел 1975 год. Страна в очередной раз выполняла и перевыполняла задания пятилетки и дружно рапортовала любимой коммунистической партии и правительству о своих достижениях.

Не отставал и я, студент Иркутского политехнического института. Повышенная стипендия в сорок шесть рублей, правда, не давала уверенности в возможности прокормить и содержать свою молодую семью. Если птичкам на улице надеяться было не на кого (они выкармливали свой выводок сами), то мне в этом смысле повезло сильнее, у меня был тесть Щекотов Георгий Семенович. Этот прекрасный, настоящий русский мужик на какое-то время заменил мне отца.

Мой папа сильно болел, сам был практически беспомощным, проживал со своей мамой Верой Сергеевной и младшей сестрой Ириной в студгородке в Иркутске, напротив Политехнического института. Я частенько после занятий навещал своих бабушку, тетю и отца. У нас были хорошие, добрые отношения. Бабушка и тетя Ира меня часто баловали, подкидывая денежек.

Мне не надо было ходить на студенческие пирушки, тусоваться на улице. Я глава, пусть пока не очень крепкий, но глава семьи. Я уже стремился, по возможности, подрабатывать сам.

Работал электриком пульта вневедомственной охраны. Зарплата хоть и небольшая, но позволяла мне ощущать себя мужчиной. При этом в жизни встречались разные чудеса и забавные ситуации.

Вспоминается такой курьезный случай.

Наш непосредственный руководитель пульта охраны, молодой лейтенант Бордюгин, старался выглядеть начальником – строгим и важным. Меня он почему-то не трогал, а на пацанов-электромехаников часто позволял себе кричать, обзывать их. Мой друг, Сергей Чайкин, часто на это обстоятельство жаловался. Еще лейтенант имел пристрастие к выпивке. Он мог набраться на работе до чертиков. Часто оставлял на рабочем столе форменную фуражку, забывал закрывать кабинет и много чего другого. Но работа была четко отлажена. По-видимому, лейтенант хорошо знал дело, был неплохим организатором производственного процесса. Начальник пьет, а работа идет.

Однажды его кто-то заложил, и для проверки утром к нам направился подполковник, начальник вневедомственной охраны, по нашим меркам огромная шишка. Сейчас фамилию его уже не помню. Наш лейтенант с большого бодуна быстро заскочил в кабинет и по своему сложившемуся обычаю нахлобучил на голову форменную милицейскую фуражку, забытую на работе вчера после пьянки. Ведь к «пустой» голове руку не прикладывают в воинском приветствии, а при приветствии особенно большого начальника тем более. Не посмотрел и нахлобучил. Вышел конфуз.

Входит начальник, еле стоящий на ногах лейтенант отдает честь, а из-под вкривь-вкось надетой фуражки по его лицу начинает бежать коричневая жижа. Он сдергивает фуражку, и на начальника из-под нее летит фекалия-какашка.

Кто с вечера «навалил» в эту фуражку, мы так и не узнали. Начальника пульта централизованного наблюдения (так важно он назывался) перевели в другой город.

Поработал я там недолго. Подрабатывал еще грузчиком на дровяном складе, по блату меня туда устроил Леонов Анатолий Павлович, друг тестя. Еще помогал мыть полы жене Лене в снабженческой конторе на Карла Маркса. Какой-то свой маленький вклад в семейный бюджет вносила, помогала по возможности мама. Но, конечно же, основная финансовая нагрузка была на отце моей жены Георгии Семеновиче Щекотове. Он работал шофером-дальнобойщиком на междугородных пассажирских перевозках в автоколонне №1880.

Я начинал говорить о птичках, о проснувшейся природе неслучайно. 31 мая 1975 года у меня родилась дочь! С легкой руки брата Елены Александра мы назвали ее Ольгой, Оленькой. Конечно, добросовестно с тестем, теперь он стал дедом Гошей, «обмывали» это событие. Все наши родные радовались за нас. Моя мама стала бабой Надей, сестра Галя – тетей. Мой отец – дедом Лешей, а баба Вера – прабабушкой.

Рис.1 Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3

Я с Олей на самой первой в ее жизни прогулке в Иркутске

Рис.2 Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3

Первое купание Оли

Рис.3 Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3

Баба Алла с внучкой

Рис.4 Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3

Молодые родители с дочей Олей

Рис.5 Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3

Баба Надя с внучкой Ольгой

Рис.6 Иркутская сага. Воспоминания о прожитом. Том 3

Дед Гоша с внучкой