Полтора элитных метра, или Получите бодрого Дракона! Уласевич Светлана

Дорогие читатели!

Данная книга написана по-прежнему в соавторстве с моим милым цензором – попугаем Кириллом, поэтому все претензии, как обычно, прошу предъявлять… мне.

Поживу – увижу, доживу – узнаю, выживу – учту!

Часть первая

Заклятие дома драконов

1

Сколько волка ни корми, всех лосей заповедника на него не спишешь.

Н. Кублицкий

– А может, натурой возьмешь? – раздался в трубке мобильного телефона робкий голос очередного клиента.

Да, похоже, некоторые вещи никогда не меняются! Вот уже третий «гений мысли» за последние полгода! Эта песня хороша – приступай сначала! Никакого разнообразия и креативности в логике заочников, скинувших мне свои контрольные. Интересно, данный экземпляр будет как предыдущие заказчики или все-таки окажется оригинальным и предложит еду?

– Молодой человек, – терпеливо вздохнула я. – Ведь я вас с первой встречи предупреждала, что не взимаю оброк сомнительными продуктами!

Хотя с тех пор, как в моем доме обосновался вечно голодный, ушастый, блондинистый «бедный родственник», можно пересмотреть и этот пункт.

– Я имею в виду ЭТО, – конфузливо пояснил находчивый юноша.

– ЭТО, это в какой валюте? – мстительно сощурилось левое полушарие мозга. – В долларах, рублях, евро? Я тебе контрольную решила, заплати, как договаривались!

– Ну что ты за человек?! – возмущенно отозвались из трубки.

– Я – студент! – язвительно откликнулась ваша покорная слуга. – И вдобавок ко всему женского пола! Так что мой тебе совет: заплати, иначе я твои контрольные в унитаз спущу!

Мой собеседник затравленно икнул, и в следующую секунду в трубке телефона раздались короткие гудки. Будем надеяться, мальчик побежал спешно собирать деньги. Да, злая я, каюсь. Но что поделаешь? Не обижайте студентов, потому что они и так студенты! Мои уши предательски загорелись. Хм, верный признак того, что нынешний клиент поминает сейчас меня самыми последними названиями, и слово «человек» в них вряд ли фигурирует. Хотя, если задуматься, я и вправду не человек. Я – дракон.

Итак, давайте знакомиться. Меня зовут Светлана Александровна Балаур. Моя фамилия означает «дракон», и скажи кто полгода назад, что я на самом деле большой зубастый агрессивный ящер, рассмеялась бы тому в лицо. Но, увы, за последние полгода моя жизнь круто изменилась. Как выяснилось, в параллельном мире (Гее) у меня есть фамильный замок, вотчины, войска и даже подданные, а сама я являюсь высокородной княжной. Полное свое имя почти запомнила, вот только так и не научилась выговаривать, не спотыкаясь на словах. Ну да визитерам еще хуже. Думаю, «госпожа Сангиус Ангуис Торта Орис-Беллигеро Омаг-морт Драко, правящая династия» звучит вполне гордо. Каждое слово в данном зубодробительном титуле несет определенный смысл и сообщает незнакомцам о способностях обладателя.

Таким образом, мое длинное имечко говорит, что ваша покорная слуга является законнорожденной, настоящей кровной дочерью отца-дракона, ныне правящей княжной, со способностями лекаря и мага-некроманта, хранительницей родового имени и корня, верховным воином дома Драконов. И все это помещается в эдаких полутора амбициозных метрах! Что касается моего милого нежно и горячо любимого двоюродного брата Виктора, то он после просмотра КВН иначе, чем «полтора элитных метра», отказывается меня называть.

Да, моя великая безумная детская мечта сбылась: я больше не единственный ребенок! Теперь у меня есть двоюродный брат Виктор и один сводный брат Норри. Точнее, мое заветное желание исполнилось еще давно и с лихвой. Просто я об этом не знала! Учитывая любвеобильную природу моего папы и дяди, а также их решительный и деятельный характер, чисто теоретически получается, у меня на Гее каждый десятый – сводный братик или сестричка. А потому определить точное количество родственников в мире Аргелла (на Гее, другим словом) крайне затруднительно.

С Виктором Олеговичем Охотником, моим кузеном и по совместительству лордом Венатором, потомком великих охотников на драконов, мы дружим с самого рождения, которое выпало у нас на один и тот же день. Естественно, то, что мы родственники, заботливые папаши скрыли, хотя и растили каждого из нас как своего собственного ребенка, воспитывая с равной любовью и теплотой. А так как наши квартиры соседствуют и мы с Виком практически все время проводили вместе, то еще в садике мой дорогой братик со всей страстью детского максимализма решил непременно жениться на своей подружке Свете.

В школьные годы его решение окрепло, а к двадцати годам сформировалось окончательно. Итак, наметив будущую жену и приблизительную дату знаменательного события (лет эдак в двадцать семь – двадцать восемь), братик начал отчаянно выгуливаться, не забывая при этом отваживать моих поклонников. Надо признаться, делал он это профессионально. После его протянутой для рукопожатия руки и «дружеской» улыбки несчастные исчезали из моей жизни как тени.

Особенно намучился кузен с моей последней пассией – Мишей. Во время ухаживания моему молодому человеку пришлось пройти и огонь, и воду, и летящее дефиле Витькиных подружек. Наиболее трудно, полагаю, далось последнее, ибо девушек братик отбирал таких, что даже мертвый не останется равнодушным, а пройти мимо них – чистой воды измывательство над мужской природой. Однако небеса наградили меня упертым поклонником! А когда тот сделал предложение, друг детства окончательно забил тревогу.

Гениально устранив соперника, Виктор Олегович уже радостно потирал ладони в предвкушении совместного отдыха, на котором, судя по всему, планировалось мое великое соблазнение. Однако судьба подкинула парню очередной гигантский облом: мы попали на Гею, прямо в фамильный замок, где братик узнал, что чуть не совратил родную кровинку.

Конечно, на Гее близкородственные браки не считаются чем-то из ряда вон выходящим, наоборот, даже поощряются и оправдываются такими громкими лозунгами, как «чистота линии» и «сохранность породы». Любой средний по силе маг устранит все нежелательные мутации, возникающие при инцесте, отчего в мире Аргелла вполне обыденная ситуация, когда братик тащит под венец сестричку, отец дочку, а мама сына (последний случай очень редок). Женитьба на двоюродных, троюродных и прочих родичах как проблема вообще не рассматривается. Другое дело, что нас с Виком воспитали по-другому.

Для меня брат – святое. Моральные принципы и ценности кузена точно такие же, поэтому другу пришлось срочно корректировать свой матримониальный план. Пересмотрев жизненные ценности и идеалы, лорд Венатор осознал причины, побуждавшие его желать такого союза. Подсознательно понимая, что настанет день, когда наши пути разойдутся, он решил удержать меня подле себя самым известным и распространенным способом – замужеством, а также скрепить великую дружбу наших родителей настоящим родством.

Благо я безупречно подходила для роли супруги. У нас одинаковые вкусы, увлечения, взгляды на жизнь. Мы превосходно ладим и понимаем друг друга с полуслова. С возрастом люди меняются, и счастлив тот, кого эти изменения не делают чужими. В данном плане мы были везунчиками. Драконья природа помогала нам развиваться в одном направлении, учиться смотреть в одну сторону. Мы разные, где-то прямо противоположные, но общие точки соприкосновения помогали нам уживаться и идеально дополнять один другого. Молчу уже о том, что Вика вполне устраивали моя внешность и характер.

Становясь старше и сравнивая меня с другими девушками, друг лишь еще сильнее уверялся в собственном выборе. И хотя его любовь ко мне была больше братской, Витька твердо вознамерился сделать меня матерью своих детей.

Новоиспеченное родство заметно огорчило друга. Сужу по тому, как Вик, едва вернувшись домой, отвел папу с дядей в сторонку и, зажав в угол, злобно прошипел: «Ну спасибо, мужики, удружили! Где я еще себе такую жену, как Света, достану?!» «Деда за любвеобильность благодари! Чего ты нас третируешь?» – фыркнул дядя Олег. «У-у-у! Драконы!» – сжал кулаки кузен, сдерживая другие, менее цензурные слова.

После нашего насыщенного отдыха, от которого я до сих пор отойти не могу, папаши объявили маме и тете Ире, что являются сводными братьями. Дескать, недавно заметили, что удивительно похожи и по приколу решили сделать анализ на ДНК, а там такие интересные результаты! Мамаши вздохнули (видно, тоже хотели нас с Виком поженить) и принялись хлопотать над «дитятками» с удвоенной теплотой и заботой. В итоге теперь Витька опустошает свой холодильник, а потом идет подчищать наш.

Молодой растущий мужской организм, блин! Ведь уже давно под метр восемьдесят семь вымахал, а все равно ест как не в себя! И куда только лишние калории деваются? Хотя догадываюсь, конечно, в какую энергию трансформируются поглощенные продукты, но озвучивать не буду, ибо Машенька, Олечка, Леночка, Дашенька и еще не помню кто меня не простят.

Правда, с некоторых пор у кузена появился конкурент – Норри, мой второй сводный братец-полуэльф. Однако тут скорее не соперничество, а «напарничество». Похожий на принцев со сказочных гравюр золотистый блондин с голубыми глазами не только пользуется огромным успехом у девушек, но и обладает таким же неуемным драконьим аппетитом. В результате братья быстро спелись еще на Гее, а на Земле их дружба окончательно укрепилась.

Наличие компаньона особо радовало Вика. Ведь если раньше я хоть и могла посидеть с ним за компанию в час ночи на кухне, то совместный поход по бабам из-за моей нормальной ориентации, увы, исключался. Теперь же братья в перерывах между татаро-монгольскими набегами на холодильники развлекались вовсю, к великому умилению отца и дяди Олега.

Появился в нашем доме малыш практически сразу после отдыха в Крыму. Провожая нас на автобус, эльфенок заявил, что хочет познакомиться с остальной семьей. Папаши так и не решились сказать маме и тете Ире, что приехавший к нам погостить «их племянник с Украины» на самом деле наш с Виком сводный братец-полуэльф из параллельного мира. И, подозреваю, они не столько заботились о психическом состоянии жен, сколько боялись обнародовать факт отцовства. Пусть это было давно, пусть в параллельном мире, пусть и с нечеловеком… Но, хоть ты и дракон, хоть и великий да могущественный, с разгневанной женщиной лучше не связываться. Мы, слабый пол, в некоторых вопросах вообще крайне злопамятные, мстительные и опасные создания. Наверное, именно великолепное знание нашей натуры и помогло драконам выжить до сих пор.

Зазвонивший мобильник вывел меня из задумчивости. Неужели клиент опомнился?

– Привет, – раздался в трубке мамин голос, – что делаешь?

– Нервничаю, – честно призналась я.

И правда, до самого главного в моей жизни события осталось чуть больше часа. Желудок нервно взвыл и скукожился. ГОСЭКЗАМЕН! Как много сказано этим словом! Семь видов химии, на каждую по три листа вопросов, напечатанных мелким, компактным шрифтом. Когда месяц назад я взглянула на башню из тридцати трех учебников и прикинула, как бы всю эту информацию загрузить в мозг, последний взбунтовался. Выразили свое «фи» и ранее загруженные в голову знания, язвительно заявив: «Извини, хозяйка, но мест нет!» Однако не быть мне драконом, если б я так быстро сдалась! Прихватив все необходимое, я перенеслась на Гею, где время текло существенно медленнее, и, запершись в комнате, принялась за подготовку.

За столетия сосуществования с хозяевами-Драконами невозмутимые слуги привыкли ко всему: и к непредсказуемости господ, и к опасному нраву прекрасных властительниц рода Драко, и к «женским дням», на время которых весь замок переходил на специальный режим, предназначенный для выживания в особо критических, аварийных и экстремальных условиях. Но к чему подданные оказались не готовы, так это к госу!

Что означает сие жуткое слово, никто не знал, но общей массой решили, что это нечто уж очень кошмарное, раз заставляет их владычицу так трепетать да дрожать. Челядь с ужасом наблюдала в замочную скважину за запершейся в спальне взвинченной госпожой, трясущейся над священными артефактами под названием «конспекты» и время от времени повторяющей какие-то страшные проклятия типа «ядерный парамагнитный резонанс», «теория кристаллического поля». А так как с каждым днем мои нервы, а следовательно, и нервы слуг накручивались до предела, то бедные с нетерпением молились, чтобы это несчастье по имени ГОС поскорее кончилось и замок вернулся к нормальному укладу! Ибо одно дело перетерпеть специальный режим недельку, а другое – жить в нем добрых два месяца!

Время на Гее – это что-то кошмарное и из ряда вон выходящее (собственно, как и сам мирок). Когда на горизонте восходит второе солнце – Глаз Аргелла, время течет хаотично: то быстрее, то медленнее, чем на Земле, то минута в минуту. Никакие законы физики в этот период не действуют, поэтому огнестрельное оружие на Гее распространения не получило. Ибо не знаешь, в какой момент и как оно отреагирует. Вдруг взорвется в твоих же руках?

И лишь когда Глаз Аргелла покидает горизонт, оставляя место постоянному солнцу, наступает относительный порядок с законами физики, а время начинает вести себя прилично и течь в два раза медленнее, чем на Земле. В итоге одни земные сутки эквивалентны сорока восьми часам на Гее, чем я бессовестно и пользовалась, готовясь к экзамену (мне повезло со стабильным временем, Глаз Аргелла зашел ровно за ночь до моего первого пришествия в мирок).

Можно было бы, конечно, попросить Артура Семину, моего управляющего, придворного чародея и лекаря, сотворить временную петлю, как он сделал в наше первое пришествие, когда тринадцать дней соответствовало десяти часам на Земле. Но зачем зря напрягать человека? Оставим лучше этот способ для решения более насущных и глобальных проблем.

Тем временем мама, не дождавшись развития беседы с моей стороны, вздохнула и решила сменить тему:

– Как там Коленька?

Николай – это Норри в интерпретации на русский язык.

– Нормально, – отозвалась я, глядя на подтянутые мужские ягодицы, торчащие из-за дверцы холодильника, в котором мой эльфийский братик вот уже двадцать минут что-то деловито и увлеченно лопал. – Как всегда охотится в холодильнике.

– Бедный мальчик! Что же он в нем найдет? – ужаснулась родительница, припомнив пустующие полки. – Там еще с утра мышь повесилась!

– Вот на нее он и охотится!

– Сало кончилось! – скорбно проинформировал брат, оторвавшись от своего занятия.

– Мам, тебе привет от Коленьки, – перевела я.

– Хорошо, – понимающе усмехнулась мама, – передай мальчику, что в два часа дня тетя Ира печет пирожки на всю семью, а я его с Витенькой вечером покормлю. Пока. Удачи, доча.

В трубке раздались короткие гудки. Норри тем временем вынырнул из холодильника и с удрученным видом взглянул на меня, гипнотизируя огромными сапфировыми очами.

– А покушать совсем ничего не осталось? – жалобно уточнил он.

«Вот до чего ГОС довел, – ехидно отозвалась совесть. – С самого утра брат некормленый ходит!»

«Ничего! – возразило левое полушарие. – Переживет! У него был плотный первый, второй и третий завтрак, и это не считая нынешнего перекуса! Исходя из моих теоретических подсчетов, до ужина дотянет!»

Я еще раз взглянула на тонкого и звонкого эльфа, только что умявшего здоровенный шмат соленого сала, которое нам прислали настоящие (в отличие от липового Норри) родственники с Украины и которое вот уже три месяца благополучно выдерживало нападки двух взрослых здоровенных драконов, но не пережило встречи с одним хрупким, изящным представителем лесного народа.

«Раньше он столько не ел!» – заметило правое полушарие, обращая внимание на тот факт, что теперь почти все мои заработки уходили на питание одного блондина.

«Прежде при нас он не успевал так активно выгуливаться!» – парировала левая половинка мозга, намекая на вполне традиционное времяпрепровождение двух молодых, не обремененных какими-либо серьезными обязательствами драконов.

Тем временем братец, осознав, что жалобный вид, увы, больше не работает, решил перейти к тяжелой артиллерии.

– А может, омлетик поджаришь? – с надеждой измученного голодом страдальца попросил он. И где так внешностью научился спекулировать?

– Извини, милый, мне пора выезжать, на ГОС лучше не опаздывать. Попробуй что-нибудь сварганить себе сам.

Новость о тети-Ириных пирожках немного взбодрила эльфенка, а я, подхватив вещи, помчалась в универ.

Улица дохнула колючим, промозглым ветром в лицо. Февраль. Минус двадцать. Из-за большой влажности холод пробирает до костей. «Хозяин собаку не выгонит, а нам экзамен поставили!» – проворчало левое полушарие.

Интересно, как там Вик? Кузен вчера уехал к другу на свадьбу в другой город. Так как добираться на поезде в такой мороз было и неприятно, и неудобно, Витька взял машину дяди Олега. Сегодня должен вернуться. Хотя, зная природу брата да его магнетическое обаяние, раньше обеда парня можно не ждать.

На выходе из троллейбуса какой-то хлыщ рискнул здоровьем и попытался вырвать у меня из рук сумочку с конспектами! Каков же шок был у мужика, когда хрупкая, беззащитная девочка не только не отпустила «добычу», но еще и дернула ту к себе так, что вор поскользнулся и приложился копчиком о мостовую. Наверное, в тот момент в моих глазах загорелись алые огоньки, ибо, уже отойдя метра на два, внутренним зрением почувствовала, как злоумышленник торопливо перекрестился, сплевывая и бормоча под нос: «Свят-свят-свят!» Сам виноват! Нечего было на дракона нарываться! Особенно такого, у которого на носу экзамен жизни! Нервная я сегодня!

И вообще, после того как, сражаясь со своим врагом Михеем эль Туциром, я обернулась злобным зубастым ящером и разгромила замок, мой организм стал резко перестраиваться, знаменуя последнюю стадию взросления дракона – Пробуждение боевой трансформации. До этого все мои способности и таланты находились в спящем, латентном, так сказать, состоянии. Например, предчувствие будущих событий и «чувство правды», благодаря которому легко распознать ложь собеседника, оказались обычными качествами драконов, а я, наивная, полагала, что у меня хорошо развитая интуиция. Наше с Виком взаимопонимание, даже большее, чем связь близнецов, всего лишь результат родственной близости, усиленной проведенным вместе детством.

Драконы в присутствии друг друга начинают стремительно развиваться, не только достигая уровня самого умного и опытного в их кругу индивида, но и значительно прогрессируя далее. Если детеныши ящеров растут вместе, то между ними всегда устанавливается ментальная связь. А если они к тому же еще и родственники, то такие драконы могут действовать как единое целое. У них одни мысли на двоих, одни чувства, одни ощущения. Неудивительно, что Вик поначалу принял нашу связь за любовь. К сожалению, в книгах о драконах очень нелестные отзывы – дескать, из-за своей мстительности, жестокости и агрессивности по отношению друг к другу рептилии не стремятся воспитывать собственное потомство вместе.

Из доступных источников информации выяснилось также, что драконы обладают уникальным даром чувствовать природу и свойства магических артефактов, драгоценных камней, благородных металлов. А я-то, наивная, считала, что золото и украшения люблю в силу принадлежности к слабому полу! А оказалось, я их подбирала так, чтобы они помогали мне в той или иной ситуации. Изумруд – для ясности ума, рубин – накопитель энергии, кошачий глаз – от опасности.

Как выяснилось, в категорию «опасность» оберег включал и преподавателей: браслет из кошачьего глаза исправно холодел при приближении экзаменатора, пытавшегося поймать студентов на списывании. Таким образом, не поднимая головы, я всегда могла знать о передвижении «врага» и вовремя спрятать шпору. Училась я хорошо (даже прекрасно), но, как и все, была человеком со своими маленькими земными радостями, а потому «памятками» не брезговала и писала их всегда. Правда, редко пользовалась.

Самое интересное, что любовь к драгоценностям в последнее время проявилась и у братьев. Хотя с Норри все понятно. Обряд излечения посредством крови дракона не только сильно связывает исцеленного с ящером, но и наделяет того некоторыми качествами и чертами отдавшего кровь. Поэтому неудивительно, что с каждым днем эльфенок все больше и больше становится похожим на меня.

Кстати, знаменитая жадность драконов – не миф. Нам действительно трудно расстаться с накопленными сокровищами, как, впрочем, и со всей остальной собственностью, независимо от времени ее пребывания в лапах потомков Тьмы и Света[1]. Данное качество наиболее ярко выражено у Вика.

То, что драконы – воплощения магии, также оказалось правдой. Побочным эффектом, а скорее достоинством является то, что мы способны колдовать даже без знания формул и заклинаний, одним лишь усилием воли. Правда, для нас с Виком данный раздел пока понятен так же, как квантовая физика для дуба на поляне. Радует то, что волшебство на взрослого, зрелого дракона не действует.

Помимо прочего обострились слух, зрение, обоняние, скорость реакции и движений. Ведь чисто теоретически скорость движения дракона во время атаки достигает шестисот метров в секунду. Узнав это, мы с братьями долго не могли прийти в себя. Да и сейчас верится с трудом. Тем не менее, после того как у каждого из нас возникло внутреннее зрение, позволяющее с закрытыми глазами видеть все, что происходит вокруг, мы пересмотрели свое мнение относительно невероятности некоторых вещей. Время от времени начала приходить недюжинная сила боевой трансформации. Теперь в одну из таких частичных трансформаций я могу вышибить ногой стальную дверь или отлупить взрослого мужчину.

К сожалению, пока свойства проявляются хаотично, чаще всего во время стрессов, испуга, злости или волнения, больше мешая, чем помогая. Родитель успокоил, что, как только тело приспособится к новому состоянию, все само собой устаканится. С братьями таких ломок пока не происходило. Может быть, потому, что некоторые свойства драконов они уже научились эксплуатировать вовсю? Например, природное обаяние, силу и ловкость. В любом случае, мечтаю, чтобы это взросление поскорее закончилось, а то от меня в данный момент больше проблем и неприятностей, чем толка. И в первую очередь опасность я представляю для самой себя. А расслабляться нынче нельзя.

Как сообщил мне еще полгода назад отец, грядут большие трудности, стрессы и битвы. Пока ничего более точного родитель сказать не смог, ибо они с дядей Олегом беду больше чувствуют, чем видят. Вероятнее всего, мир снова пытаются захватить. И смею предположить, поработить Гею хотят те прозрачные личности, которых я видела в своих снах. Увы, но на Земле они мне не снились. То ли расстояние велико, то ли задумали чего и затаились. В общем, надо держать ухо востро и быть наготове.

Металлические набойки звонко цокали по мрамору университетской лестницы. Есть у меня примета: перед экзаменом никогда не ездить на лифте. Вдруг застрянет, с моей-то удачливостью? Уф, на шестой этаж добралась без приключений. На площадке народ озабоченно что-то списывал, дописывал, расфасовывал по карманам. Мои друзья сбились в компактный кружочек и что-то сосредоточенно доучивали. При моем появлении они подняли головы, дружно кивнули и расступились, пропуская в кучку.

– Привет, – оторвалась от конспекта Алеся и, глянув на мой левый безымянный палец, присвистнула: – Ничего себе перстень! Где взяла?

– Вчера по выставке камней с братьями гуляли, там и купили, – отозвалась я, тоже невольно заглядываясь на руку.

Серебряное кольцо, сделанное под старину, на первый взгляд смотрелось слегка массивным, но именно в его грубости и резкости проявлялась красота. Но больше всего в украшении завораживал адуляр – натуральный лунный камень: прозрачный, с бледно-голубыми отсветами, он задумчиво мерцал, напоминая загадочный свет ночного солнца. Время от времени камень мутнел, и тогда казалось, будто внутри клубится туман, постепенно концентрируясь, закручиваясь воронкой и перерастая в бурю, словно чей-то дух пытался вырваться на волю. Драконья суть прикипела к камню сразу, едва я его увидела. Удивительно, но стоило примерить кольцо, как адуляр мягко засветился изнутри, а легко надевшийся на палец перстень категорически отказался сниматься. Пришлось братьям раскошелиться и купить дорогой сестричке понравившуюся цацку.

– Начинается! – вздохнул Леша, кивая на лестницу, на которой появились члены комиссии. – Идут!

– Нет чтобы на лифте поехать и застрять! – сплюнул Андрей.

– Да ладно тебе, – отмахнулась Алеся, – пятнадцать минут осталось! Живем пока!

Вдруг зазвонил мой телефон.

«Вик!» – опознало правое полушарие мелодию, поставленную на брата.

«Надо ответить! – встрепенулось левое полушарие. – Он сейчас за городом и, зная про твой ГОС, просто так не побеспокоил бы!»

«Не к добру это!» – вздохнул спинной мозг.

– Все хорошо? – выпалила я первое свое опасение в трубку телефона.

– Не совсем, – тихо простонал кузен.

– Вить, не пугай меня! С тобой все в порядке?!

– Со мной-то да, но, Свет, я отцовский бумер помял!

– Как? – опешила я. Машину Вик водит не первый год, причем шофер он первоклассный.

– На нас лось выскочил! И атаковал!

– Не поняла! Что вы ему такого сделали?

– Да ничего! – возмутился друг детства. – Этот буйный был! Сам первый начал!

– Так они сейчас вроде смирные!

– Ага! – перешел на шипение брат. – Этот был бешеным! Рога полтора метра! Представляешь?!

– Стоп! – зависла я, переваривая полученную информацию. – Какие рога у лося в феврале?! Они их, самое позднее, в декабре сбрасывают и до апреля – мая лысыми ходят!

– Да говорю тебе, на моей совести рогатый труп! – взвился Витька.

– Кого?!

– ЛОСЯ! Я же тебе говорил: выскочил на шоссе и давай бодаться!

– А почему труп? Не сошлись характерами? Твой лоб оказался крепче?

– Свет, не издевайся! Мы его почти намертво сбили, а за нами егеря ехали. Олег и говорит: «Сейчас лесники как увидят, что мы натворили, мало не покажется!» А тут еще Санька был немного пьян.

– Так это он был за рулем?

– Нет, я.

– Трезвый?

– Естественно! Я же не пью, только развозил своих оболтусов после свадьбы по домам! Точнее, вез их всех к нам на дачу.

– Что?! Какая дача?! Минус двадцать на улице! У нас же там дубак такой! Кровь стынет в жилах!

– Ой! Что ты! Они прохрапели всю ночь и не заметили! Да и какая кровь может быть после такой попойки! Мы же друга в семейную жизнь провожали! Понимаешь?

– Угу. Однако если у твоих друзей вся физиологическая жидкость в организме на спирт заменилась, как же ты, такой праведный, в выстуженном доме перекантовался?

– Божьей помощью! – буркнул кузен.

– И как звали твою богиню?

– Богиня в ресторане осталась, – вздохнул брат и с оптимизмом добавил: – Завтра в гости звала. На даче я один был.

– И ничего не принимал для сугреву? – прищурилась ваша покорная слуга.

– НЕТ!

– И ты, идеально трезвый, утверждаешь, что на твою машину в феврале набросился рогатый лось?!

– Да правду тебе говорю! Я ехал на допустимой скорости, никого не трогал, а этот выскочил и давай на машину кидаться, как будто я ему сделал чего! Честное слово, не лось – а маньяк какой-то! Он первый начал!

– Ну да, ему есть от чего расстраиваться! У него же рога выросли!

– Свет, не иронизируй! Мы честно не виноваты! Правда, доказать некому. Не кусты же придорожные в свидетели призывать?

– Вы б еще белок привлекли! – огрызнулась я, шокированная новостями.

– Белки спят! – рявкнул брат.

– А, ну да! – машинально отозвалась ваша покорная слуга. – Февраль, однако!

– И ночь была! – в тон мне откликнулся кузен. – Короче, чтобы избежать последствий, мы его решили оттащить в придорожные кусты. А он, скотина, нашу идею не понял. И содействовать ее реализации сначала не хотел, но Егор с Димкой ему по башке железной палкой пару раз дали… Честно говоря, я не знал, что папа в багажнике возит набор каких-то массивных железных палок различной величины, топор и большие мешки из полиэтилена… В общем, кое-как мы его уговорили лежать тихо и еле-еле до кустов дотянули. Думали, сдохнем в процессе. Здоровенный с-с-самец оказался! Хорошо еще Егор с Димкой в спортзале по двести пятьдесят кило поднимают, одолели с горем пополам.

– Изверги! А если б вас, таких красивых, егеря догнали и в процессе застали? Что бы вы сказали? Что увидели на дороге спящего лося и решили в сторонку оттащить, чтобы другие машинки его не переехали?

– Нет, мы его, вдрызг пьяного, тащили за рога домой, к жене-лосихе! – съязвил брат. – Слушай, Свет, нас егеря, хвала богам, не догнали, но проблема-то осталась. Я своих охламонов на дачу привез и, пока по комнатам растащил, совсем умаялся и тоже спать завалился. А сегодня утром смотрю и мурашки по коже: бумер мало того что помятый, в обшивке дырки от рогов, на крыше вмятина, багажник деформирован и не закрывается, заднее стекло треснуло, бампер в крови. Ты случайно не подскажешь, чем это все отдраить? Да и машина после столкновения с животным кошмар на улице Вязов напоминает.

Мое сердце предательски екнуло. Столкнуться на большой скорости с лосем равносильно самоубийству! Да и машинка бы тогда была капитально всмятку, а тут какая-то уж больно оптимистичная картинка получается.

– Слушай, Вик, а с тобой точно все в порядке?

– Да, пара царапин, но в целом нормально. А что?

– А то, что я очень удивляюсь, почему вы остались живы!

– Ты этим недовольна?

– Нет! Что ты! Просто я очень удивлена! И машинка выглядит именно так, как ты сказал? Не хуже?

– Свет, ну зачем мне тебе врать? Это я папе соловьем заливаться буду. А ты же мой адвокат и должна знать ситуацию как есть.

– И ты мне за одиннадцать минут до ГОСА предлагаешь комплексно решить проблему?

– Свет, солнышко, мне только что папа звонил, спросил, как его машинка, я сказал, что загляденье. Помоги, а? С меня же шкуру спустят! С дядей Сашей поговори, может, он чем поможет? Ты же у нас дипломат в семье! А так как у тебя ГОС, то вдвойне прокатить может!

Что правда, то правда. Есть в нашей семье традиция в случае успешной сдачи экзамена, зачета и тому подобного исполнять желание счастливчика. В пределах разумного, конечно! Книгу приглянувшуюся подарить, любимое блюдо приготовить, домашние обязанности отменить и прочие мелочи. Вот только можно ли Витькину ситуацию отнести к мелочи? А, ладно: попытка не пытка!

– Добро, – наконец смилостивилась я, отрываясь от собственных размышлений. – Перезвони через две минуты.

К счастью, номер отца оказался не занят.

– Как сдал, мелкий? – раздался в трубке его веселый голос.

– Еще только через десять минут будет.

– Тогда чего звонишь? – хмыкнул родитель. – Вряд ли я чем могу помочь. Это только ты у нас химик! И в кого такая?

– В соседа? – чисто машинально брякнула я, решив по привычке позлить. Ведь и без всяких тестов видно, что мы копия друг друга, только одна большая и взрослая, а вторая уменьшенная и женском варианте.

– Э нет! – раздался хохот в ответ. – У ближайшего живущего по соседству дракона тоже «три» по химии, и то потому, что у меня списывал!

– Ладно, пап, – вздохнула я, прерывая шутливый разговор, и решила «рубануть сплеча». – Виктор бумер дяди Олега разбил!

– Как РАЗБИЛ?! – судорожно выдохнул родитель. – Она же БРОНИРОВАННАЯ плюс заклятия прочности и сохранности!

ЧТО?! Так вот почему машина не сильно пострадала! Правда, зачем предкам такое средство передвижения, полагаю, лучше не спрашивать.

– Пап, ну ты же знаешь, что мы всё можем! Помоги, пожалуйста! И не говори дяде Олегу, хорошо?

– Так, – уже серьезным голосом произнес отец. – У тебя пять минут, чтобы обрисовать ситуацию и привести веские разумные аргументы, почему я должен это сделать!

Я собралась и попыталась как можно яснее передать Витькин рассказ, опустив, естественно, скользкие и интригующие подробности. Папа слушал молча. Но по сопению становилось ясно, что влип братик конкретно, а с ним и я.

– И что ты предлагаешь? – слишком ласково прошипел в конце повести отец.

Ой! Не к добру это! Если родитель так злится, то дядя Олег из-за порчи любимой машинки вообще озвереет! Еще снимет со стенки охотничье ружье и устроит сафари на сына. А стреляет дядя Олег в отличие от Витьки метко…

– Пап, я же тебе рассказала все, чтобы ты представлял картинку в комплексе, – осторожно начала я. – Плюс, если егеря вдруг все-таки видели этих пьяных оболтусов и ситуация выплывет наружу, возьмешь на себя? Вы же вроде разрешение на убийство зверя оформляли…

Папаши постоянно охотились, реализовывая, наверное, таким образом природные инстинкты драконов, а потому всегда следили, чтобы все соответствующие документы были в порядке, да и как раз по возвращении дяди Олега собирались выехать. Как предки добывали дичь, история умалчивает, но без трофея они никогда не оставались. Бывший правящий Дракон тяжело вздохнул, отчего последние фразы, опасаясь отцовской реакции, я уже просто мямлила:

– Машинку мы, конечно, постараемся привести в порядок. Но если не успеем, ты заступишься за нас перед дядей Олегом?

– И как это мне перед братцем обставить акт такого вандализма? – язвительно прошипел родитель. – Как новый вид охоты? А когда вы на куропаток пойдете, нам Lamborghini предоставить? А для уток катер купить или истребитель?

– Подойдет и зенитная установка, – машинально поддела я.

– Да, детеныш, – вздохнул папа, явно сожалея, что когда-то согласился завести детей. – Говорил мне отец, что вы отомстите мне за него, а я, наивный, не верил!

– Зато и у тебя когда-нибудь будут внуки! – поспешила утешить я предка.

– Не сейчас, надеюсь? – хмыкнул он.

– Нет! – бодро отрапортовала я, холодея в душе.

Срок, отведенный Мортифором, подходил к концу, а я так и не нашла выход! И если оборотень сдержит свое обещание, а он слов на ветер не бросает, то дедушкой папа станет еще раньше, чем Витька отмоет бумер! Собственно, мое время истекает сегодня через три часа!

Папаша шумно выдохнул и тихо произнес:

– Если ситуация с лосем выплывет, я что-нибудь придумаю, а вот с машиной пусть Вик решает сам. Брату ничего не скажу, но он возвращается из командировки завтра. У вас, малышня, ибо подозреваю, ты Витьку в беде не бросишь, на все двадцать четыре часа. Я буферной зоной между вами и взрослым злобным драконом не буду.

– И на том спасибо, пап!

– Удачи, котенок!

Так, до госа еще пять минут. Успею брату позвонить, предупредить о дяде Олеге. Однако Витя опередил меня.

– Ну что там у нас? – выпалил друг, едва я подняла трубку.

– Жить будем плохо, но недолго, – обнадежила я. – Как я поняла, папа, если очень сильно припрет, все-таки поможет, но сильно я бы на него не рассчитывала. Так что бумер отскребай как хочешь. А лучше доверь это дело профессионалам. И еще дядя Олег с делами справился раньше, поэтому приедет не в пятницу, а завтра.

– Когда? – опешил Вик.

– Не знаю, может, утром, а может, днем! Давай, друг, спасай наши шкуры – гони машинку в ремонт! Кстати, ты в курсе, что она бронированная?

– Так вот почему Димка удивлялся, что дверцы машины тяжеловаты и стекла какие-то тройные! – радостно воскликнул брат. – А Егор божился, что колеса каучуковые! А я-то, наивный, думал, им по пьяни мерещится!

– А сам ЭТОГО не заметил?!

– Ну я никогда не ездил на других машинах, – растерянно пробормотал брат. – А тарантас на уроках вождения забыл, как страшный сон.

– Самое главное, именно благодаря этому вы и выжили! – добавила я. – Так что думай, куда пристроить наш семейный танк.

В этот момент дверь в аудиторию открылась и председатель комиссии пригласил всех на сдачу.

– Ладно, все, мне пора! – выдохнула я и положила трубку.

Но телефон снова зазвонил. На дисплее большими буквами высветилось: «Это Артур Семину. Поднимите срочно!» У дверей образовалась небольшая толпа. Что ж, успею ответить.

– Алло!

– Княжна, срочно возвращайтесь на Гею! – раздался встревоженный голос Артура Семину.

– Я не могу! У меня сейчас ГОС!

– Немедленно! – отрезал управляющий. – Княжна, вас только что прокляли. Если вы сейчас же не появитесь у нас, то через пять минут умрете!

– Артур, сделайте что-нибудь, потому что если я через тридцать секунд не войду в аудиторию, то в любом случае буду трупом!

– Понял! – хмыкнул чародей. – Высылаю Норри!

– Балаур, заканчивайте разговоры! Вас экзамен ждет! – позвал председатель комиссии.

Отключив телефон, я уныло поплелась в сторону открытой двери. Что за проклятие? Почему я? И в чем оно заключается, если нужно срочно вернуться на Гею?

«Не о том ты, хозяйка, перед экзаменом думаешь! – проворчало левое полушарие. – Давай лучше решим, как их впечатлять будем, а? Что мы, зря пять лет на казенных харчах горбатились? Всякую гадость нюхали?»

В этот момент на лестнице появился запыхавшийся Норри.

«Срочно! – раздался в голове его испуганный крик. – Срочно что-нибудь придумай, как нам улизнуть! Артур не шутил!»

«М-да, – вздохнуло левое полушарие. – Ну что за жизнь пошла? ГOC и то не как у людей!» Не в силах придумать чего оригинального, я решила «откосить» в лучших традициях прекрасной половины человечества, а именно: закатить глаза и плавно уйти в обморок. На завершающем этапе падения чуть себя не выдала, боясь, что Норри не успеет подхватить. Однако все обошлось.

– Что с ней? – не на шутку встревожился входящий в аудиторию преподаватель.

– Голодный обморок, – пожал плечами эльф. – Не ела ничего, волновалась, готовилась, вот и довела себя. Я кстати, Коля, ее троюродный брат.

– А что вы тут делаете?

– За ключами от дома заехал. Я свои потерял. Ладно, давайте я сестричку к воде отнесу.

– Зачем? – спохватился председатель комиссии. – Кладите ее на скамеечку, я сейчас стакан воды вынесу.

– О, что вы! Не стоит утруждаться! – картинно воскликнул брат и поспешно потащил меня в туалет. Благо, бывая со мной в универе, эльф знал, где находится уборная. Достигнув конца коридора, малыш толкнул ногой дверь, вошел и певуче выругался.

– Что случилось? – ожила я, соскакивая с его рук. В дамской комнате никого не оказалось.

– Мне портал на Гею не удалось открыть при переходе через порог!

– И что это значит?

– Нас кто-то заблокировал! – всхлипнул юный ванн Дерт. – Какой-то очень сильный и могущественный маг! Но ничего! Я про запас захватил это! – вдруг мстительно прищурился брат, извлекая из кармана камень с летящим драконом, служащий на Гее моим медальоном.

Неужели я его дома забыла? Странно, обычно с талисманом Драко я не расставалась с тех пор, как нашла! Плюс этого камня заключается в том, что в него вмонтирован скрытый портал на Гею. Аварийный вылет, другим словом.

– Нужно срочно активировать камень! – рассуждал тем временем Норри, оглядываясь по сторонам. – Где ты амулет первый раз нашла?

– В море.

Страницы: 123 »»

Читать бесплатно другие книги:

Автор книги, известная на Западе писательница Флоренс Шинн, утверждает: жизнь – игра, и от нас самих...
Вальтер Варлимонт – генерал германской армии, один из ближайших и самых преданных офицеров Гитлера. ...
Книга воспоминаний Райнхарда Гелена – офицера разведслужбы гитлеровской армии во время Второй мирово...
В книге бывшего генерала немецкой армии Фридриха Вильгельма фон Меллентина дана профессиональная оце...
В. Гёрлиц увлекательно и подробно осветил историю создания германского Генерального штаба, начиная с...
В этой книге представлена история Германского офицерского корпуса, существовавшего с 1650 по 1945 го...